День снятия блокады Ленинграда 2019

День снятия блокады Ленинграда 2019


В РФ последние несколько лет идёт небывалый всплеск патриотизма. А ведь только единицы знают подлинную историю этой кровавой войны, всё ограничивается датой 9 Мая. Например, далеко не все патриоты знают какого числа была окончательно снята блокада с мужественного города Ленинграда.

Немного истории

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Гитлер нарушил договор с СССР, начав полномасштабное наступление. Задачей группы армий «Север» было быстрый захват Прибалтики и Ленинграда, окружение Москвы. Но молниеносной победы добиться не удалось. Колоссальные потери Красной Армии смогли остановить врага за 50 километров до «колыбели революции». Мирные жители в массовом порядке привлекались на строительство укреплений. Тройная линия обороны не позволила Вермахту взять город.

Географическое положение Ленинграда повлекло к тому, что город оказался в полной изоляции. В начале сентября 1941 года фрицы перерезали все транспортные пути в город, выйдя к берегам Ладожского озера. С запада город окружало море, с севера финская армия, которая стала союзником немцев. Снабжение города было нарушено, эвакуировать большое количество людей не получалось. В Ленинград могли пробиваться только советские самолёты и тихоходные баржи по озеру. Немцы постоянно атаковали, половина грузов уходила на дно. Уже в середине сентября город ощущал полную нехватку всего: горючего, энергии, продуктов и боеприпасов.

Особенно трудным оказался первый год. Власти не были готовы к такому повороту событий. Единственным спасением стала автомобильная дорога, которая проходила по льду озера. Но это не спасало положения. Бывали дни, когда суточная норма хлеба доходила до 125 грамм. Народ умирал от голода, болезней, холода и бомбёжек. Городские власти не могли вести учёт умерших, трупы лежали на мостовых. Люди сходили с ума, случались акты каннибализма и поедания покойников. Ужас и великий подвиг находились рядом. Но город стойко держал оборону, производил танки и стрелковое оружие. Враг неоднократно откатывался на прежние рубежи. В начале 1943 года блокаду получилось частично сократить: удалось отбить берег Ладожского озера, проложить топливопровод и дорогу.

Споры

Среди историков и политиков ведутся диспуты на тему: «А не проще было сдать город?» Ведь тогда можно было бы существенно сократить человеческие жертвы и разрушение самого города. А он представляет огромную историческую и архитектурную ценность мирового уровня. Блокада Ленинграда помогла:

  1. Намертво сковать северную группировку немецких войск. В противном случае немцы смогли захватить Москву.
  2. В городе работали сотни промышленных предприятий, которые выпускали стратегическую продукцию.
  3. Ленинград — база Балтийского флота СССР.
  4. Блокада спасла многие исторические ценности от вывоза в Германию.
  5. Гитлер планировал разрушить город, так как считал его символом большевизма.
  6. Подвиг жителей города смог вдохновлять миллионы людей на смелые поступки.

Память

27 января 1944 года считается датой окончательного снятия блокады. Враг был полностью отброшен от города на сотню километров, бомбардировки прекратились. Ленинградская блокада стала не только эпизодом войны, но символом и примером мужества для всех жителей Земли. В этот день проводятся многочисленные мероприятия и торжества. В Санкт-Петербурге есть много святых мест, которые рассказывают об этом подвиге. Есть даже музей блокады и десятки памятников, мемориальных досок. В 1945 году городу присвоено звание «Город-герой». Для организации дня памяти в будущем году нет необходимости вкладывать большие деньги. Ведь до сих пор живы те, кто пережил все эти беды и лишения. Их трогательные рассказы смогут донести до юного поколения все ужасы войны.

День снятия блокады Ленинграда 2019. Какого числа

Как это было в 2018

В городе были многочисленные митинги и возложения цветов. Во многих учебных заведениях и культурных местах прошли тематические мероприятия. Состоялись возложения венков на Ленинградских городских кладбищах: Пискарёвском, Серафимовском, Невском, и Смоленском. Без моря живых цветов не остались и многочисленные памятники. Во всех храмах состоялись соответствующие обряды по ушедшим душам в мир иной. Активное участие принимали ведущие лица города, представители общественных организаций, предприниматели. Был концерт в зале «Октябрьский». В 9 вечера с площадки Петропавловской крепости дали 30 праздничных салютных залпов.

Недавно российские кинематографисты сняли прекрасный сериал, повествующий о тех днях:

Полная продолжительность блокады: 872 дня
Число погибших мирных жителей: около 1000000 человек
Число бойцов Красной армии, погибших при защите города: более 1000000 человек
Отсчёт блокады: 8 сентября 1941 года
Название автодороги по льду Ладожского озера: Дорога жизни
Население Ленинграда в начале войны: 3200 тыс. жителей
Число крупных ленинградских предприятий в начале войны: 333!

На эпиграф:

Ваш подвиг не будет забыт никогда, его помнит ветер, огонь и вода!

---------------------

Поделитесь, пожалуйста, статьей в соцсетях (Facebook, Одноклассники, вКонтакте, Мой Мир, Google+.)

Еще статьи по теме...

1 отзыв к статье

  1. Попов Владимир Алексеевич:

    Мой дед – Попов Фёдор Иванович, был красноармейцем, — погиб в 1919 году на Кубани. Его могилу я до сих пор не нашёл.
    Из нашей семьи в Великой Отечественной Войне 1941-1945гг. участвовали в боевых действиях четверо: мой отец – Попов Алексей Фёдорович; его младший брат – Попов Иван Фёдорович; моей мамы родной брат – Ушаков Иван Степанович и муж старшей сестры моего отца, Поповой (Стрижаковой) Анны Фёдоровны – Стрижаков Константин Матвеевич!
    Двое из четверых – вернулись израненными, но живыми – это мой отец и его родной брат – Попов Иван Фёдорович. Ушаков Иван Степанович – родной брат моей мамы погиб в лагере Аушвиц (Освенцим) Польша в ноябре 1942 года. А сведений о Стрижакове Константине Матвеевиче, ни его дети, ни я – получить не смогли до сих пор!!!

    Выписка из моей Родословной….

    Народ, не помнящий своего прошлого,
    своей истории и своих предков —
    обречён на забвение и вымирание….
    Мой отец открывал «ледяную трассу», как они тогда её называли, в последсвии её назвали «ДОРОГОЙ ЖИЗНИ»….
    Папа — Попов Алексей Федорович — родился 04 октября 1915 года (так было записано в паспорте), на хуторе Бузулук (Бузулукский, так записано в церковных книгах начала 20 века) село Григорьевка Сакмарского (Екатерининского) района Оренбургской области (губернии). Умер 01 октября 1956 года.
    5/8 сентября (октября) 1915 года Алексiй – деревни Бузулука крестьянинъ Феодор Ивановъ Поповъ и законная его жена Василисса Андреева оба православные (так записано в справке, выданной мне комитетом по вопросам ЗАГС оренбургской области 25.09.2015 года за № 83).
    Образование: общее — окончил 6 классов 7-летней школы в 1931 году, вероятнее всего в деревне Чебеньки. Затем курсы автомехаников, наверное, там же — в 1933 году. Военное образование: 15 марта 1937 года окончил полковую школу воинская часть № 7373, ему было присвоено звание — младший командир; а 8 августа 1940 года окончил КУКС: автотранспортный батальон (АТБ), курсы усовершенствования командного состава (КУКС), Киевский военный округ (КВО), присвоено воинское звание – младший лейтенант.
    До призыва в Рабоче — Крестьянскую Красную Армию (РККА), с 1933 года работал шофёром на хлебокомбинате № 1 в городе Чкалове (Оренбурге), позднее на маслобойне, как рассказал мне об этом Михал Никаноровч Ушаков, двоюродный брат моей мамы. Он очень хорошо знал отца и говорил, что они вместе с ним и Валентиной, соседкой Михаила Никаноровича, играли на струнных инструментах: папа – на гитарёе, он – на балалайке, а Валентина – на домре, т.е. у них было трио музыкантов и они с большим успехом играли на вечеринках, и прочих сборах молодёжи. Причём в избе не помещалось много народа и молодёжь переодически набивалась в избе, становилось тесно. И кому-то приходилось выходить, уступая место вновь пришедшим. О том, что папа играл на гитаре и очень хорошо играл, я не знал. Потому что после ренения, у него правая рука практически не работала, а он, бабаня, Василиса Андреевна, и мама об этом мне не рассказывали.
    Знаю из рассказов бабани, Василисы Андреевны, и данных, полученных из документов архивов, что с 1936 по 1939 год, отец служил в Красной Армии (РККА). В конце 1939 года демобилизовался и вернулся домой.
    Бабаня говорила, что он не пробыл дома и месяца, около 2-х недель, после возвращения, как принесли повестку о мобилизации, забрали на курсы подготовки офицеров запаса.
    Воевал в Великую Отечественную войну. Пережил, от начала и до конца, блокаду Ленинграда. О войне не любил говорить и ничего мне не рассказывал. Был несколько раз ранен и контужен. После тяжелого ранения, 23 марта 1943 года (как записано в Свидетельстве — «ранен 23/ш-1943 г. в бою при защите СССР»), долго лечился в госпиталях. 23 октября 1944 года был комиссован — признан «негоден к военной службе с исключением с учета» — так записано в Свидетельстве о болезни №10335 от 23.10.1944 года. После войны в Чкалове (Оренбурге) работал механиком на государственной швейной фабрике им. И.В. Сталина, а в Дагомысе — на мебельной фабрике Сочитеркурупра (Сочинского территориального курортного управления) и туристской базе «Рассвет».
    Был награжден боевыми наградами: орденами — «КРАСНАЯ ЗВЕЗДА» — № 2823534 и «ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА»; медалями — «ЗА ОТВАГУ», «ЗА ОБОРОНУ ЛЕНИНГРАДА», «ЗА ОБОРОНУ СТАЛИНГРАДА», «ЗА ПОБЕДУ НАД ГЕРМАНИЕЙ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941 – 1945 гг.».
    Все боевые награды отца пропали, последний раз я их видел у мамы (они хранились в семейном сундучке), когда она жила в доме по улице 1-го Мая, дом 75….
    Часть документов на награды, а также все ордена и медали у нас не сохранились. Куда они подевались, я сейчас не знаю. Но они хранились, у мамы, в семейном сундучке, со всеми документами.
    Бабаня, Василиса Андреевна, рассказывала мне, что после возвращения с войны, отец рассказывал ей, что в блокаду было очень тяжело в Ленинграде. Люди с голода, а выдавали в день 250 граммов, а затем сократили норму выдачи до 125 граммов хлеба в сутки, и то наполовину с отрубями или корой деревьев, уже не худели, а начинали пухнуть, раздуваться — «пухнуть от голода».
    Их боевой пост находился на передовой линии, был в 300-х — 400-х метрах от блиндажа. Караульные выходили за час до смены, потому что еле двигались, и получалось, что одна смена была в пути на пост, вторая в этот же час находилась на посту, а третья — возвращалась с поста, т.к. сил практически не было. И, чтобы как-то ходить, они привязывали к ногам веревки и, приподнимая ноги с их помощью, передвигались. Но очень медленно. А зимой 1942-43 года прилетел в Ленинград маршал Жуков Г.К., и началось «знаменитое зимнее наступление» по прорыву блокады Ленинграда, правда не удавшееся и в этот раз. Был очень сильный мороз, солдаты вышли в поле, многие из них, упали и уже не смогли подняться. Назад, в окопы, вернулась треть или четверть, из тех, кто наступал. Часть были убиты, а остальные просто замерзли.
    Рассказывал еще о том, что принимал участие в тушении пожара на «Бадаевских складах». Осенью 1941 года диверсанты подожгли эти склады. Там были запасы продовольствия, одежды, и обмундирования НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ ЗАПАС, на несколько лет, нормальной жизни Ленинградского военного округа. Огонь был такой, что ближе 150-200 метров нельзя было подойти. Тушили очень долго, заливали водой, пеной. Пена стояла высотой в несколько метров вокруг пожара, но спасти так ничего не удалось. Поэтому в годы блокады Ленинграда и был такой жуткий голод.
    После пережитого в блокаду, отец всю оставшуюся жизнь собирал и доедал крошки с обеденного стола. Досталось и мне пару раз от него за то, что я не доел кусочек хлеба и оставил просто его на столе, сказав, что не хочу больше есть. Он ничего не объяснял мне, а взял ремень и «всыпал» как следует, а потом сказал, что хлебом нельзя разбрасываться, а надо его просто доедать.
    Что мне запомнилось больше всего из послевоенной жизни? Это то, что у отца были страшные, даже не страшные, а «жуткие» мозоли на обеих ногах. Причем они росли с небывалой быстротой и достигали нескольких сантиметров в высоту. Он их вырезал бритвой, мазал «ляписом», подрезал, выкручивал и «вырывал с корнем». При этом была, видимо, такая сильная боль, что он стонал, а порою даже и кричал, от боли. Вот это и были последствия войны. А еще раны, которые постоянно ныли и напоминали о себе, чаще всего по ночам – левая рука у него была ранена, «чесалась» именно она и он кричал маме: «Маша, ну почеши вот здесь» и показывал на онемевшую. бесчувственную часть руки…. Мама брала жсткое мачало (эти мочалки росли у нас в огороде) и «расчёсывала» им папе руку до крови, а она всё равно чесалась….
    В 40-ые и 50-ые годы, теперь уже прошлого столетия, на всех вокзалах, в пригородных поездах и поездах дальнего следования, было так много покалеченных (инвалидов) в ту, «Великую Отечественную Войну 1941 — 1945гг.», что они постоянно «попадались на глаза». Сильно изуродованные, обожжённые, безрукие или безногие. Ведь сегодня не многие помнят о том, что немцы — фашисты (фрицы, как их называли вовремя и сразу после войны), применяли очень широко огнемёты, которые были не только ручными, и устанавливались даже на танках. А зачастую, встречались «обрубки», то есть люди и безрукие, и безногие, оставалось одно только туловище.
    Но в те годы, народ был другим, добрее, сердечнее и милостливее, что ли. И когда эти ветераны войны – инвалиды, проходили или проезжали мимо, а ездили безногие на маленьких, самодельных платформах — тележках, изготовленных из досок, а вместо колёс — обычные 4-ре шарикоподшипника, то люди отдавали им последние рубли, пятаки или мелочь. Никогда не проходили мимо упавшего или просто лежащего человека, в том числе и инвалида, подходили, спрашивали, нужна ли помощь? И если нужна была, то помогали подняться и провожали до дома. Это было нормой поведения и взрослых, и детей, в то время.
    Отца я помню хорошо. Помню, как в конце 40-х, начале 50-х годов, в Чкалове ещё, ему сшили новый костюм из бостона, с широкими штанинами, так называемый клёш. И на каком-то празднике, он впервые тогда надел этот костюм, он пел свою любимую песню: «Люблю друзья я Ленинские горы…». В те годы очень часто собирались большие компании, хоть и стол был не очень богат, но всегда много пели. Пели в основном русские народные и украинские песни, потому что Ефременко были хохлами, как говорила бабушка Ефросиния Алексеевна: «мы — хохлы — чистокровные». Пели песни: «Уральская рябинушка», «Ревела буря, гром гремел», «Ой ты ж хмелю», «Скакал казак через долины», «Ехали казаки» и многие другие песни. Готовились всегда к этим праздникам заранее. Сносили всё, что у кого было из съестного, Накрывали, специально для этих встреч приготовленные длинные сколоченные из досок, столы и ставили лавки, зачастую толстые доски, уложенные на табуретки или стулья. Иногда эти лавки распадались, гости падали на пол или землю. Зачастую гуляли на дворе. Смеялись весело, но беззлобно. Хорошее было время. И мы, детвора, всегда «крутились» тут же, вначале кормили нас, а уж потом садились за стол взрослые. Кормили нас на кухне или за отдельным столом, но мы всё равно «крутились возле взрослого стола» и нам «перепадало» вкусненького ещё. Жили бедно, впроголодь, но весело.
    Какие собирались компании? Можно увидеть на фотографиях, которых сохранилось, не очень много, правда.
    Подготовка к праздникам, любым, церковным или советским — революционным, была священным ритуалом в нашей семье. Заготовка дров, растопка печи и поддержание в ней огня — это было мужским делом. Этим занимался отец и всегда брал нас с Борисом. В это время женщины, бабаня и мама готовили тесто. Потом папа перекручивал на мясорубке мясо, готовили различные начинки для пирогов и пирожков. А потом мы всей семьёй начинали лепить пирожки, плюшки, ватрушки, пельмени или вареники. На праздники всегда готовили, очень много, всего. И большие пироги на противнях, несколько противней маленьких пирожков, плюшки, булочки и всякая всячина. Потом это елось целую неделю, а то и дольше. Отец, говорила бабаня, с детства любил заниматься стряпнёй.
    Вспоминаю как отец уже в Дагомысе, это было, наверное, в 1955 году, купил у рыбаков, на берегу моря и принёс домой камбалу. Рыбаки подходили к берегу на деревянных карбасах (баркасах), на которые были установлены автомобильные моторы. Камбала была неимоверных размеров. Он тащил её на спине, а хвост волочился по земле. Мы её жарили, и варили из неё уху, готовили консервы, раздавали родственникам, тогда в Дагомысе, кроме нас жили семьи Ефременко Ильи Павловича и Анастасии Степановны, Ушакова Романа Степановича, Ушакова Ивана Никифоровича и Попова Ивана Федоровича, друзьям и соседям. И на всех хватило.
    Это были мои воспоминания, как и что я запомнил. А теперь о фактах, которые я смог отыскать в документах (архивах)…
    Какие документы о моем отце я смог найти в архивах? И что из них мне стало известно?
    Годы службы в рядах РККА (Рабоче-крестьянской Красной Армии) Попова Алексея Федоровича (расшифровка УПК — учетно-послужной карточки):
    20.08.36 — 37г.г. – в/ч № 7373, учебный полк – курсант;
    15.03.37 – 38 г.г. — в/ч № 7373 – младший командир;
    1939 год – мне неизвестно, где он находился? В то время служили по 3 года! Пусть даже он демобилизовался в ноябре — декабре 1939 года.
    01.01.40 г. по 08.08.40 г. – мне неизвестно, где он находился? В УПК, в графе – военное образование, записано: АТБ (автотранспортный батальон), КУКС (курсы усовершенствования командного состава), КВО (Киевский военный округ) в 1940 году, следовательно, 10 – 11 месяцев он находился на курсах в местечке Янов, т.е. с ноября или декабря 1939 года по август 1940 года;
    08.08.40 г. – КУКС м. Янов – слушатель;
    18.08.40 г. – присвоено воинское звание — младший лейтенант – приказ НКО № 011, звание было присвоено после окончания КУКС;
    18.08.40 г. по 27.12.40 г. — мне неизвестно, где он находился?
    27.12.40 г. – Нежинские военно-инженерные склады – командир взвода, приказ НКО;
    10.03.41 г. – 259 отдельный линейный батальон связи (ОЛБС) – пом. командира роты;
    А где находился отец с июня, начла войны, по декабрь 1941 года, мне неизвестно?
    26.12.41 г. – 849 отдельный автотранспортный батальон РГК (резерв главного командования) – командир взвода;
    31.01.42 г. – 848 отдельный автотранспортный батальон — командир взвода, приказ Ленинградского фронта № 021;
    05.04.42 г. — присвоено воинское звание лейтенант – приказ по Ленинградскому фронту № 0808;
    05.04.42 г. — 849 отдельный автотранспортный батальон — командир взвода, приказ Ленинградского фронта № 0814;
    31.08.42 г. — полагать выбывшим в распоряжение начальника отдела кадров автобронетанкового управления (АБТУ) Ленинградского фронта – приказ по 849 ОАТБ № 130 от 31.08.42 г;
    1943 год — в УПК, в графе – военное образование, записано – окончил пулемётные курсы, какие? Когда, в какое время?
    12.02.43 г. – направлен в распоряжение Военного Совета Ленинградского фронта – приказ по ЛФ № 0213;
    14.02.43 г. – отдельный пулеметный батальон 46 армии – заместитель командира пулемётной роты — приказ по 46 армии № 048;
    Мне говорили работники архивов, что танкистов перебрасывали под Сталинград со всех фронтов. Возможно и отца, отправляли в Сталинград. Тем более что «дорога жизни» в это время действовала, но за 2 дня он бы до Сталинграда не добрался. Тогда самолётом, может быть?
    17.03.43 г. – мотострелковый пулемётный батальон 222 отдельной танковой бригады – командир взвода танковой десантной роты – приказ по 222 ОТБр № 841/08;
    23.03.43 г. – тяжело ранен в бою в районе Смол – Красный Бор, направлен в полевой госпиталь;
    18.06.43 г. по 01.10.43 г. – находился в эвакогоспитале № 3158;
    24.10 44 г. – комиссован, признан: «негоден к военной службе с исключением с учета» — так записано в Свидетельстве о болезни №10335 от 24.10.44 года.
    Призван в РККА 20 августа (20 октября – записано вверху справа па внутренней стороне Учетно-послужной карточки) 1936 года, а внизу в графе: год и месяц записано: 1936-1937 20 августа — нестыковка. Если его призвали на службу 20.10.1936 года, то 20 августа он не мог находиться в в/ч № 7373, следовательно, его призвали – в августе 1936 года.
    А вот где находились Нежинские в/инженерные (военные инженерные) склады, где по приказу НКО (Народного комиссариата обороны), служил мой отец с 27 декабря 1940 года, я пока не смог выяснить, не могу отыскать документы по этим складам и воинским частям.
    Первые упоминания о моем отце я нашел в документах архивов РГВА (Российский государственный военный архив) МО в Москве и ЦАМО (Центральный архив министерства обороны) в Подольске.
    Войсковая часть (в/ч) № 7373 – это 98-ая, она же 68-ая отдельная саперная рота 68 стрелковой дивизии Среднеазиатского военного округа (город Термез), где отец служил срочную службу с 1936 по 1939 год.
    259 отдельный линейный батальон связи (ОЛСБ), входил в состав 44 стрелкового корпуса (СК), который в марте 1941 года был сформирован в Смоленске. 44 стрелковый корпус — это воинская часть (в/ч) № 1680. А уже 2.9.41г. на базе 44 СК, была сформирована 54 армия Ленинградского Фронта.
    В списках личного состава 849 отдельного автотранспортного батальона (849 ОАТБ), 17 отдельной автотранспортной бригады (17 ОАТБр), автотранспортного управления (АУ), 54 армии, Ленинградского фронта (ЛФ) отец служил с декабря 1941 года.
    С 3 декабря 1941 года 849 ОАТБ был расквартирован в деревне Отаево под Ленинградом. До декабря 1941 года 849 ОАТБ именовался, 2-м ОАТБ, позднее был переименован в 5-й ОАТБ, а с 20 января 1942 года, на основании распоряжения ЛФ за № 026, было приказано считать его 849 ОАТБ. Занимался перевозкой грузов по трассам: Колчаново – станция Ефимовская; Колчаново – Тихвин.
    С 31 января 1942 года, на основании приказа управления тыла ЛФ № 026 от 23 января 1942 года, местом расквартирования 849 ОАТБ был город Ленинград. В приложении к этому же приказу, в списках личного состава в 3-ьей автотранспортной роте, 2-ой взвод, под № 241. Записан — Попов Алексей Федорович – командир взвода, младший лейтенант.
    В приказе № 59 от 16 мая 1942 года (м. Поклонная гора), согласно новому штату № 032/50, в списках личного состава 3-ьей автотранспортной роты, под № 245. Попов Алексей Федорович – командир взвода, лейтенант (5 апреля 1942 года ему было присвоено звание — лейтенант).
    Приказами по 849 ОАТБ:
    № 113 от 8 августа 1942 года, п. 6. Полагать выбывшими во временную командировку и исключением с довольствия по 3 роте: политрука Цветкова А.С. и лейтенанта Попова А.Ф. и с ними 2 человека младших командиров и 33 рядовых;
    № 121 от 25 августа 1942 года: Состав сформированной сводной роты, для выполнения оперативного задания, по окончании полагать вернувшимися в свои подразделения, в следующем составе: в их числе лейтенант Попов Алексей Федорович – командир взвода (Основание: аттестат №№ 278 и 277);
    № 130 от 31 августа 1942 года: Полагать выбывшими в распоряжение начальника отдела кадров автобронетанкового управления (АБТУ) ЛФ, в том числе и лейтенант Попов Алексей Федорович.
    Приказ по 17 ОАТБр (отдельной автотранспортной бригаде):
    № 063 от 12 сентября 1942 года — нижепоименованный командно-начальствующий состав, в связи с переходом батальонов на новый штат № 032/7, полагается убывшими в распоряжение отдела кадров автобронетанкового управления (АБТУ) Ленинградского фронта, по 849 ОАТБ – п. 5. Лейтенант Попов Алексей Федорович.
    17 отдельная автотранспортная бригада (ОАТБр), в которую входили следующие отдельные автотранспортные батальоны (ОАТБ): 387 ОАТБ; 390 ОАТБ; 848 ОАТБ; 849 ОАТБ; 851 ОАТБ; 852 ОАТБ, подчинялась автобронетанковому управлению (АБТУ), автомобильного управления (АУ), 54 армии, Ленинградского фронта.
    17 ОАТБр, и входящие в неё батальоны, с ноября месяца по апрель (в 1941 – 1944 годах), занимались транспортными перевозками, через Ладожское озеро. Снабжали блокадный Ленинград продовольствием, боеприпасами, снаряжением и прочими материалами, и грузами. Обслуживали «ледовую трассу», которую впоследствии переименовали в «Дорогу жизни». А в остальное время выполняли ряд важных оперативных заданий, так только за лето 1942 года, были осуществлены: подвозка дров Ленинграду, обслуживание наступающих воинских частей в районе Невской дубровки, обслуживание пирсов восточного и западного берегов Ладожского озер и т.д.
    Батальоны, в которых служил отец, именовались следующим образом:
    849 (или 848) отдельный автотранспортный батальон, 17 отдельной автотранспортной бригады, автомобильного управления (АУ), 54 армии, Ленинградского фронта.
    В июне 1942 года, в «Списках личного состава 849 ОАТБ»: 3 рота, 2 взвод, под № 29. Попов Алексей Федорович — командир взвода, лейтенант. 1915 года рождения, город Чкалов. Рабочий, беспартийный, образование 6 классов. Русский. Призван в РККА — 19.3.1941года. (А в УПК, записано 259 отдельный, пропущено — линейный, батальон связи, пом. командира роты, 10.3.1941 года). Кировским райвоенкоматом (РВК) города Чкалова. Шофёр хлебокомбината № 1. Холост, мать Федоскина Василиса Егоровна (ошибка, она Андреевна), Как он мог быть призван 19 марта или 10 марта 1941 года, когда он вначале 1940 года был уже на КУКСах в м. Янов?
    Списки личного состава составлялись на весь батальон (в том числе и на рядовых), практически, ежегодно.
    Штатно-должностные списки командно-начальствующего состава 849 ОАТБ за 1942 год, под № 31. Попов Алексей Федорович – командир взвода. Лейтенант, назначен 5.4.1942 года приказом № 0814 ЛФ. 1915 года рождения. Беспартийный. Курсы автомехаников в 1936 (33) году. Образование общее – 6 классов, военное – КУКС КВО в 1940 году. Русский. Участвовал на фронтах – да. Холост. Место рождения и домашний адрес: Чкаловская область, город Чкалов, улица Караван Саранская, дом 49; адрес: Чкалов, Военный переулок, дом 18. (Вообще место рождения и домашний адрес — это такая путаница в документах, что становится непонятным, кто их заполнял и с чьих слов?).
    Помимо приказов по личному составу, я нашел сведения об отце и в «Раздаточных ведомостях на выдачу денежного содержания по 5-му ОАТБ (позднее ставшему 849 ОАТБ), основание: приказ по 54 армии № 096 от 27.12.41г., штат 1941 года № 032/20 и приказ НКО 1941 года № 0365» за 1941 – 42 год:
    Январь 1942 года под № 37. Попов Алексей Федорович — командир взвода, младший лейтенант, -1406,25 рублей (из них оклад — 625 рублей, полевые деньги – 156,25 руб.);
    Февраль 1942 года — № 27. Попов Алексей Федорович — командир взвода, младший лейтенант, — 625 рублей.
    Март 1942 года — № 27. Попов Алексей Федорович — командир взвода, младший лейтенант, — 625 рублей, на руки – 604,17 рублей. (20 рублей 83 копейки вычли, по 50% в сутки, от причитающегося суточного денежного довольствия, за 2-е суток домашнего ареста)
    Апрель 1942 года — № 29. Попов Алексей Федорович — командир взвода, младший лейтенант, — 625 рублей, на руки – 175 рублей.
    Май 1942 года — № 30. Попов Алексей Федорович — командир взвода, младший лейтенант, — 625 рублей, на руки – 105 рублей.
    Июнь 1942 года — № 30. Попов Алексей Федорович — командир взвода, младший лейтенант, — 625 рублей, на руки – 105 рублей.
    Июль 1942 года — № 26. Попов Алексей Федорович — командир взвода, младший лейтенант, — 625 рублей, на руки – 105 рублей.
    Август 1942 года — № 31. Попов Алексей Федорович — командир взвода, младший лейтенант, — 625 рублей, на руки – 105 рублей.
    В «Ведомости…» дана расшифровка вычетов:

    Оклад Выдача аттестата на семью Итого за вычетом сумм Заём К выдаче на руки
    Графа 7 Графа 11 Графа 12 Графа 13 Графа 21
    625 рублей 450 рублей 175 рублей 70 рублей 105 рублей

    Я напечатал её в сокращенном варианте. Только те графы, которые были заполнены у отца. Бабаня мне говорила, что отец ей с фронта присылал деньги. Вероятно, именно это и отражено в графе 11- выдача аттестата на семью – 450 рублей.
    Кроме этого все офицеры – фронтовики, получали «Контрольный талон». У отца он был под № 005891. Их сдавали и получали, не выяснил, кому сдавали и что получали, но ежемесячно эти талоны клеились на отдельный лист и прикреплялись к «Ведомости». Вероятнее всего — это были хлебные карточки или офицерский доппаёк.
    Нашел несколько приказов, в которых отцу были объявлены взыскания.
    В приказе по 849 ОАТБ 17 ОАТБр ЛФ за № 25 от 06 марта 1942 года: «В ночь со 2-го на 3-е марта с автомашины ЗИС-21, принадлежащей минометному полку, были сняты: радиатор, фара и диск, с резиной, что впоследствии было обнаружено в 3 роте. Командир взвода младший лейтенант Попов А.Ф. вместо устранения подобных безобразий, встал на защиту виновных. Приказываю: За хищение частей автомашины и укрывательство виновных лиц на младшего лейтенанта Попова А.Ф. наложить дисциплинарное взыскание: подвергнуть домашнему аресту на 2-ое суток, с вычетом из зарплаты 50% за каждый день ареста, На шофёра Ляпина А.В. — арест на 5-ть суток, с содержанием на гауптвахте».
    В приказе по 849 ОАТБ 17 ОАТБр ЛФ за № 30 от 15 марта 1942 года: «За несвоевременный выход автомашин, младшему лейтенанту Попову А.Ф. объявить 2-е суток домашнего ареста, с вычетом 50% из заработной платы, за каждый день ареста и исполнением служебных обязанностей».
    «Особенно тяжелое положение с продовольствием сложилось зимой 1942 – 1943 года», так записано в отчете политуправления, и оно усложнялось с каждым днем, как потом показала жизнь.
    Так в отчете политуправления 17 ОАТБр, сказано: «Ноябрь – декабрь явились месяцами напряженной работы частей бригады по подготовке к Ледовой трассе. Тем более что автопарк соединения весь летний период, выполнял ряд важных оперативных заданий: подвозка дров Ленинграду, обслуживание наступления воинских частей в районе Невской Дубровки, обслуживание пирсов восточного и западного берегов Ладожского озера и т.д., что в значительной степени поизносило машины. Требовалось в течение 20 -30 дней привести в порядок, полную боевую готовность к работе, в условиях Ледовой трассы, для увеличения грузоперевозок, грузоподъемности и экономии горючего, снабдить его прицепами и санями. Создать прочную ремонтную базу. Построить и отеплить землянки для личного состава на новых местах дислокации».
    К примеру, «25 декабря на трассе уже работало 185 автомашин, 26 декабря – 297 автомашин, 27 декабря – 325 автомашин, которые перебросили только за 25 декабря — 356,7 тонны, то есть по 1,93 тонны на 1 автомашину. Так 21 января красноармеец Иванов за 24 часа сделал 4 рейса и перевез 10 тонн продовольствия.
    Уже, в несколько первых дней работы Ледовой трассы, назрела необходимость развёртывания массового многорейсничества!
    Некоторые водители делали в сутки по 2 – 3, а то и 4-ре рейса. Но в основной массе – 1 – 2 рейса в сутки. Причин этому было много – износ автомашин, не качественный ремонт, очереди и отсутствие грузчиков на складах, где простои составляли по 4 – 6 часов; неопытность водителей и т.д.
    Данные по росту многорейсового движения за январь [после письма А.А. Жданова — 1-ый секретарь Ленинградского обкома ВКП (б) — Всероссийской Коммунистической партии большевиков]: Работало водителей – 779; сделано по 1 рейсу – 128; по 2 рейса – 463; по 3 рейса – 182; по 4 рейса – 16.
    Даже увеличенный план до 2500 тонн в сутки, бригада перевыполнила, так за 16 марта было перевезено – 2624,6 тонн, то есть 104,9%…
    В тот же период производился сбор средств, в Фонд Обороны, на строительство самолетов и танков. Было собрано всего по бригаде: 585 887 рублей, в том числе наличными – 212 297 рублей, облигациями займа 1942 года – 336 770 рублей, облигациями других займов – 36 820 рублей…».
    За совершенные аварии и наезды на регулировщиков несколько десятков человек были осуждены военным трибуналом на срок от 5 до10 лет. Многие отправлены в штрафные батальоны. Часть из них, были расстреляны.
    Всего было совершено 50 аварий, 6 регулировщиков было задавлено шоферами, 5 водителей были застреляны регулировщиками и часовыми. Всего привлечено к ответственности 118 человек – за хищения, аварии и прочие нарушения. Осуждено – 32 человека….
    За 3 весенних дня ушло под лед: 28 марта – 10 автомашин, 29 марта – 14 автомашин, 30 марта – 19 автомашин». А ещё не стоит забывать о том, что их постоянно бомбили и обстреливали из пулемётов фашистские самолёты и тяжелая артиллерия.
    Приказ по 848 ОТБ 17 ОАТБр № 5 от 5 января 1943 года, район «Сено»,
    параграф 2. В связи с началом работы на Ледяной трассе, приказываю:
    Установить распорядок дня:
    подъём в — 5-00; выход на трассу – 5-30; возврат в парк – 22-30.
    Водителям машин, не сдавших два рейса, в парк стоянку – не возвращаться (не сдавших – так записано в приказе).
    Приготовление пищи, для всего личного состава батальона, производить 2 раза в сутки из 2-х блюд: завтрак в 7-00; обед в 17-00.
    Старшинам рот: обеспечить личный состав рот горячим питанием на Ледяной трассе. Для чего получить со склада термосы для горячей пищи. (Этот пункт потом был, зачеркнут жирными полосами синего карандаша; может быть, на складе не было термосов или по какой-либо другой причине).
    Категорически запрещаю заезд шоферов с трассы на завтрак в парк. И так далее….
    Командир 848 ОАТБ майор Деменчук
    Начальник штаба батальона капитан Соболь.
    В одном из следующих приказов, я его номер и дату не записал почему-то, комбат отдал под трибунал повара батальона, за то, что он испортил 32 килограмма рисовой каши. Не перебрал зерна, сварил её с песком. На шестьсот с лишним человек приходится, примерно, по 50 граммов каши на человека. Песок мог попасть в мешок несколькими способами: могли просто отсыпать рис и добавить песок; разбомбило автомашину на «ледяной трассе», разорвало мешок, собрали рис вместе с песком, да мало ли как ещё….
    А ещё в одном из приказов, после проверки батальона комиссией бригады, он пишет, что нет «густости» в первом блюде…. А откуда было взяться «густости», если первое готовилось из 20 граммов мёрзлой картошки и 30 граммов крупы, из расчёта на одного человека? В общей сложности, на завтрак плюс обед, «закладывалось в котел» по 200 граммов продуктов и плюс ещё выдавалось 125 граммов хлеба (наполовину с отрубями или корой деревьев) в сутки на человека. Не густо! А работали, практически, сутками, спать было некогда, На сон отводилось 6 часов (приказ №5 от 5.1.43г.: с 23-00 до 5-00), а осмотреть, подтянуть, подремонтировать автомашину после такой трассы, когда можно было, только вместо сна!
    Приказ № 10 от 12 января 1943 года по 17 ОАТБр, 54 армии ЛФ. «О мероприятиях по предупреждению и лечению цинги». Выявлять, лечить и поить витамином «С» (настой хвои) весь личный состав. Настой изготавливать в своих частях…
    Ежедневно командир 17 ОАТБр полковник Лапшин выпускал приказ, в котором устанавливал план грузоперевозок по «Ледовой трассе» (так в приказе, они называли её, то Ледяной, то Ледовой трассой):
    Частям вверенной мне бригады, работающим на Ледовой трассе, устанавливаю (к примеру, на 14.1.43 года) план перевозок грузов на машинах ГАЗ АА и ЗИС-5 по каждому батальону следующий:
    387 ОАТБ план — 800 тонн; со склада № 1480;
    851 ОАТБ план — 350 тонн; со склада № 1480;
    Резерв за:
    387 ОАТБ план — 80 тонн; со склада № 1480;
    851 ОАТБ план — 50 тонн; со склада КБФ № 70;
    390 ОАТБ план — 1000 тонн; со склада № 2096;
    849 ОАТБ план — 550 тонн; со склада № 2096;
    852 ОАТБ план — 700 тонн; со склада № 2098;
    848 ОАТБ план — 250 тонн; со склада № 2098;
    848 ОАТБ план — 50 тонн; со склада № 2143;
    848 ОАТБ план — 50 тонн; со склада № 1280;
    848 ОАТБ план — 50 тонн; со склада имени Народного Хозяйства.
    Как можно объяснить нахождение моего отца в 46 армии, в отдельном пулеметном батальоне заместителем командира пулемётной роты, до 17.3.43 года? 46 армия сражалась на юге — обороняла Севастополь, Северный Кавказ и Сталинград. Правда среди его орденов и медалей, была и медаль «ЗА ОБОРОНУ СТАЛИНГРАДА», как она попала к нему, я не знаю. Я не смог найти сведений о нем в документах 46 армии, так как многие из них ещё не рассекречины. Думаю, что с 14.2.43 г. по 17.3.43 г. он мог, находиться в 46 армии. Или эта запись была сделана в УПК (Учётно-послужной карте командного состава) ошибочно. В архиве, ЦАМО, мне говорили его работники, что при окружении под Сталинградом армии фельдмаршала Паулюса, собирили танкистов со всех фронтов. Так как танков было изготовлено и доставлено на фронт было много, а экипожей танкистов не хватало, не успевали готовить. А после завершения этой операции, возврашали назад в часть.
    С 17.3.43 г. – уже в 222 ОТБр. (отдельном танковой бригаде) мотострелковом пулеметном батальоне и был (по штату) командир взвода танковой десантной роты. В составе его взвода находились так же экипажи танков командира бригады и командира батальона (эти данные мною взяты из списков личного состава батальона).
    222 отдельная танковая бригада была сформирована в декабре 1942 года (приказ НКО № 4/1160 от 15.12.42г. в составе 54 армии ЛФ, 6 февраля 1943 года, была переподчинена 55 армии ЛФ), с 11.2.43 г по 25.3.43г, вела наступление и оборонялась в составе 55 Армии Ленинградского Фронта. Причем бои были очень тяжелыми. 26 марта 1943 года была выведена в резерв 55 армии ЛФ, доукомплектовывалась, занималась боевой подготовкой.
    Повоевали так (с 11.2.43 г. по 25.3.43 г.), что после ПОПОЛНЕНИЯ 222 отдельная танковая БРИГАДА, на основании приказа НКО № 00106 от 21.06.43г, была переформирована в 222 отдельный танковый ПОЛК, то есть потери составили более 70% личного состава (см. архив документов).
    23.3.43 года — отец был тяжело ранен и отправлен, вначале, в полевой госпиталь, а затем и в эвакогоспиталь № 3158.
    Кисть правой руки у него не разгибалась. Пальцы были «сжаты в кулак». Если он работал, то всё время просил меня: «Вовка, помоги, разожми пальцы». Вставь молоток или лопату, ножовку, грабли и так далее. После этого он начинал работать. Рука у него не гнулась от локтя до кисти, была «бесчувственная», так он говорил, как протез. Разгибать пальцы его правой руки я начинал с мизинца, потому что указательный, средний и безымянный пальцы я разогнуть сразу не мог, а постепенно, мизинец, безымянный, средний и указательный разгибались. Работали у него только мышцы плеча. На фотографиях, в папке «1.Поповы», видно, как он держит лопату, когда копает огород. На заднем плане виден наш дом, это было в 1954 году, когда Костя Ефременко демобилизовался из армии и приехал в Дагомыс, они вместе копали огород. А потом отец ещё пристроил две комнаты и веранду к этому дому. Построил летний домик на участке. Забетонировал дорожки и обустроил, практически, весь двор. Всё это было сделано с изуродованной рукой.
    После возвращения отца с войны, в Оренбург, мои родители 16 февраля 1945 года, поженились. О чем была сделана соответствующая запись в «Книге актов гражданского состояния» и выдано «Свидетельство о браке» № 240.

    Фото папы: верхнее было сделано в 1940 году, две средние фотографии – в 1955 году
    и во время войны в 1942 — 43 годы, затем, поле войны — 1947 год, а нижнее фото — в 1945 году.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.